Отправьте заявку

Отправьте вопрос, чем мы можем быть Вам полезны, и получите персонализированное предложение прямо сейчас!

14 июня 2019 г.

Собственник ритейлера «Холидей» признан банкротом. Возможна ли субсидиарная ответственность бенефициара по долгам компании?

Как сообщает «Коммерсантъ», по заявлению Альфа-банка владелец сибирской сети «Холидей» Скороходов Николай признан банкротом из-за долга свыше 330 млн. руб. Требования к самой компании, поручителем по кредитам которой выступал господин Скороходов, превысили 16 млрд. руб. На этом фоне кредиторы не исключают привлечения бизнесмена также к субсидиарной ответственности в рамках банкротства сети.

Собственник ритейлера «Холидей» признан банкротом. Возможна ли субсидиарная ответственность бенефициара по долгам компании?

Владимир Данилевский, руководитель Группы российского права:

«Если основанием личного банкротства послужило поручительство, которое бизнесмен предоставлял кредиторам по обязательствам своей компании, а также неспособность компании эти долги погасить, то повод для привлечения к субсидиарной ответственности иной.

Под риском такого вида ответственности находятся лица, которые фактически контролировали деятельность компании-должника. При этом их неправомерная деятельность привела к тому, что полностью погасить требования кредиторов невозможно.

Контролирующее лицо вовсе не обязательно должно иметь прямую юридическую связь с компанией, например, быть учредителем, акционеромили входить в органы управления. Ключевой признак – способность прямо или косвенно определять действия и решения компании-должника, когда такое лицо дает указания, а компания и ее должностные лица считают их обязательными к исполнению.

Так, пожалуй, в одном из самых известных дел о привлечении скрытого бенефициара к субсидиарной ответственности (дело банкира Пугачева Сергея), признаками фактической подконтрольности были наличие в обанкротившемся банке рабочего кабинета, в котором бенефициар проводил рабочие встречи с сотрудниками банка, участие бенефициара в переговорах от имени банка и позиционирование себя в качестве бенефициара, наличие определенного порядка согласования любых решений и сделок банка в тех случаях, когда ключевые сделки и решения отправлялись на исполнение только после проставления бенефициаром надписи «согласовано» на соответствующих документах.

В свою очередь неправомерные действия контролирующего лица могут выражаться, например, в принятии ключевых деловых решений с нарушением принципов добросовестности и разумности, заключение или одобрение сделок на заведомо невыгодных условиях, дача указаний по поводу совершения операций, убыточность которых очевидна, и т.д.

Конечно же, не всякие действия такого контролирующего лица, повлекшие убытки и банкротство компании, являются неправомерными. Лицо, контролирующее должника, не подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в случае, когда его действия не выходили за рамки обычного делового риска. Кроме того, у компании-должника может быть несколько контролирующих лиц и степень их влияния на банкротство может быть разной. Поэтому суд вправе учесть такие обстоятельства и разделить совокупный размер ответственности между такими лицами в разных долях с учетом уровня контроля и влияния на негативные для компании последствия.»

Все новости российского права для бизнеса