Отправьте заявку

Отправьте вопрос, чем мы можем быть Вам полезны, и получите персонализированное предложение прямо сейчас!

26 июня 2019 г.

Обзор от Юридической компании Amond & Smith Ltd. Российские правовые прецеденты месяца: всё только для бизнеса 

Мы отобрали правовые события прошедшего месяца, значимые и интересные для любого бизнеса, независимо от его отрасли и масштаба. Эти кейсы послужат примером для аналогичных последующих случаев. Для максимальной пользы мы снабдили их своими комментариями и рекомендациями.

Обзор в PDF формате 

ПРАВОВЫЕ ПРЕЦЕДЕНТЫ МЕСЯЦА: ВСЁ ТОЛЬКО ДЛЯ БИЗНЕСА

1. Обсуждение работодателя бывшими работниками на интернет-форумах носит оценочный характер и не порочит его деловую репутацию.

Актуальность:

Нередко работники оставляют на сайтах в сети Интернет негативные отклики о бывшей компании-работодателе.

Как правило, такие отклики являются анонимными: при регистрации интернет-ресурсы не требуют паспортных данных или иных средств идентификации.

Обстоятельства дела:

На одном из сайтов в сети Интернет были размещены высказывания ряда пользователей относительно их работы в одной из компаний. По мнению компании, отзывы носили негативную оценку ее работы, не соответствовали действительности и, тем самым, порочили ее деловую репутацию.

Негативные отклики были анонимными, что допускалось интернет-ресурсом.

Компания-работодатель обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании данных распространенных негативных сведений на конкретном сайте не соответствующих действительности и порочащих ее деловую репутацию.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанции отказались удовлетворять требования компании.

По мнению суда, оспариваемые высказывания являются реализацией конституционного права на свободу слова и личным мнением пользователей интернет-форума. На субъективно-оценочный характер спорных высказываний указывают: общий контекст информации, спорные фразы, а также целевое назначение соответствующих интернет-страниц.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.04.2019 по делу А41-79586/22018

Значение:

Следует различать утверждения о фактах, которые произошли в действительности (например, конкретный случай нарушения закона) и оценочные суждения, которые являются субъективным мнением и взглядами отдельных лиц и не могут быть проверены на предмет соответствия действительности.

В делах о защите деловой репутации необходимо установить: (1) сам факт распространения сведений; (2) порочащий характер сведений; (3) несоответствие их действительности. Отсутствие хотя бы одного обстоятельства не позволяет удовлетворить требования заявителя.

При этом не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности.

Порочащими же являются утверждения о нарушении каким-либо лицом действующего законодательства, недобросовестности при совершении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, которые умаляют честь и достоинство юридического лица.

Анонимность же лиц, распространивших ложную информацию в сети Интернет, не является препятствием для защиты. Пострадавший вправе обратиться в суд без указания конкретного нарушителя, но с просьбой признать такие сведения не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию, а после получения подобного судебного акта – обратиться к администратору интернет-ресурса с требованием об удалении с сайта такой информации.

2. Использование чужого товарного знака при настройке контекстной рекламы является нарушением. Но доказать это надо правильно.

Актуальность:

При размещении контекстной рекламы в сети Интернет рекламодатели в качестве критерия для показа рекламного объявления довольно часто используют ключевые слова, сходные с наименованием компании-конкурента. В итоге в сознании потенциальных потребителей может произойти смешение двух компаний.

Обстоятельства дела:

Компания-истец являлась владельцем товарного знака, который состоял, помимо прочего, из словесной части в виде названия (адреса) сайта в сети Интернет.

Данная компания обнаружила, что при вводе адреса своего сайта в поисковую строку одной из национальных поисковых систем, в качестве результата поиска эта система выдавала ссылку на сайт конкурента истца (на сайт ответчика). По мнению компании-истца, ответчик использовал адрес сайта истца как поисковое слово в своей рекламной компании в сети Интернет.

Компания-истец обратилась в суд требованием о защите своего права на товарный знак и взыскании компенсации в размере 5 млн. рублей.

Суд первой и апелляционной инстанции отказал правообладателю товарного знака в защите. В качестве обоснования выступило то, что ключевые слова не могут быть отнесены к способам использования товарного знака.

Не меняя отказной характер решения, вышестоящая инстанция — Суд по интеллектуальным правам — по сути кардинально изменила мотивировку нижестоящих судов. По мнению суда, правообладатель не доказал, что его товарный знак был использован именно ответчиком. Им не было доказано, что расположение спорных гиперссылок поисковым сервисом в рекламных объявлениях зависело от действий ответчика.

Постановление Суда по интеллектуальным правам от 25.04.2019 по делу №А40-167611/2018.

Значение:

Никто не может использовать объекты интеллектуальных прав без согласия правообладателя.

Несмотря на то, что в данном конкретном деле суд отказал правообладателю в защите, данное решение не должно рассматриваться как разрешающее использовать чужой товарный знак в контекстной рекламе (в настройке платной рекламной компании через специальные сервисы поисковых ресурсов).

С одной стороны, формальное нарушение отсутствовало – товарный знак истца не был виден потенциальному потребителю (он использовался только при технической настройке рекламной компании).

Однако подобное «скрытое» от потенциального потребителя использование чужого товарного знака все равно следует расценивать как акт недобросовестной конкуренции. Ведь потенциальный потребитель вводит в поисковую систему конкретный запрос и рассчитывает получить ссылку на вполне конкретную компанию, а выдача иной компании по своей сути является результатом искусственной подмены реального правообладателя на иную компанию.

В подобных делах недостаточно только зафиксировать выдачу поисковой системой ссылки на сайт конкурента в ответ на поисковый запрос с названием сайта правообладателя. Требуется доказать кем именно было создано рекламное объявление. Как правило, подобные доказательства могут быть получены с помощью суда. Именно эта ошибка не позволила компании-истцу добиться судебной защиты.

3. Аффилированному с должником лицу необходимо соблюдать иной стандарт доказывания, чтобы включиться в реестр требований кредиторов.

Актуальность:

Для обеспечения контролируемого банкротства должники нередко пытаются добиться включения в реестр требований кредиторов задолженности перед аффилированными с ними лицами. В итоге общий размер задолженности всех кредиторов «размывается» и у недобросовестного должника появляются дополнительные возможности влиять на судебную процедуру своего банкротства.

В результате таких действий и у добросовестных кредиторов возникают сложности при включении своих требований в реестр , которые, несмотря на формальные признаки аффилированности с должником, имеют к нему реальные требования.

Обстоятельства дела:

Компания обратилась с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника. Требование было основано на договоре разработки и внедрения обучающего комплекса программ для должника.

В качестве доказательств были предоставлены сам договор, дополнительные соглашения к нему, техническое задание, календарный план, акты приема-передачи выполненных работ.

Суды первой и кассационной инстанции признали такое требование обоснованным и подлежащим включения в реестр требований кредиторов.

С данным выводом не согласился Верховный суд и направил дело на новое рассмотрения, указав, что:

  • общность экономических интересов должника и аффилированного с ним кредитораповышает вероятность создания искусственной задолженности для целей неправомерного распределения конкурсной массы;
  • простых доказательств в виде заключенного договора и  сопровождающей его исполнение документации (технического задания, календарного плана выполнения работ и т.д.) не достаточно для включения аффилированного к должнику лица в реестр требований;
  • аффилированное лицо должно доказать, что имело техническую и производственную возможности для исполнения договора, компетенцию и ресурсы для внедрения соответствующих технологий.

Определение Верховного суда РФ от 08.05.2019 № 305-ЭС18-25788 (2)

Значение:

Для лиц, аффилированных с компанией-должником, применяется более высокий стандарт доказывания реальности предъявленной задолженности.

Такие лица должны предоставить суду доказательства не только документальной обоснованности своих требований, но и фактической возможности исполнения своих обязанностей по договору с должником, включая доказательства наличия у них знаний в конкретной области, а также технической возможности исполнить договор. Без предоставления таких данных суд может не включить задолженность в реестр требований кредиторов.

4. Размер компенсации за нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности может быть снижен судом только при активной процессуальной позиции нарушителя.

Актуальность:

В 2016 году Конституционный суд РФ вынес постановление2, позволяющее судам снижать размер компенсации правообладателю за неправомерное использование третьим лицом его объектов интеллектуальной собственности. Основаниями для такого снижения могут быть: однократный характер нарушений, малый размер причиненных убытков, более сильное экономическое положения истца по делу.

На практике складываются ситуации, когда суды снижают размер компенсации и в тех случаях, когда ответчик-нарушитель не требует ее уменьшения.

Обстоятельства дела:

 

При продаже своей продукции индивидуальный предприниматель использовал изображения героев мультипликационного фильма без разрешения правообладателя. Правообладатель обратился в суд с иском о взыскании компенсации за нарушение прав.

Суды первой и апелляционной инстанции удовлетворили исковые требования правообладателя, при этом снизив размер компенсации в 4 раза. В качестве оснований для снижения суды указали: однократность нарушения, более слабую финансовую позицию индивидуального предпринимателя (истцом по делу являлась крупная лицензионная компания), отсутствие умысла в совершении правонарушения, малая стоимость нарушения (цена контрафакта составляла 250 рублей, а сумма исковых требований — 40 000 рублей).

Верховный Суд РФ направил дело на пересмотр в суд первой инстанции со ссылкой на невозможность снижения размера компенсации судом по собственной инициативе. В своем определении суд указал, что основанием для уменьшения размера компенсации является соответствующее заявление со стороны ответчика. В рассматриваемом же споре оно отсутствует.

В таком случае судебный процесс лишается основного принципа — состязательности сторон, когда истец и ответчик должны доказать обстоятельства, на которые они ссылаются. В противном случае стороны в деле несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий.

Определение Верховного суда РФ  от 17.05.2019 № 305-ЭС19-36

Значение:

Пассивная позиция ответчика в суде исключит возможность для суда снизить сумму требуемой истцом компенсации за нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности.

Ответчику следует быть активным и своевременно направлять обоснованное ходатайство о снижении размера компенсации и предоставлять доказательства малозначительности нарушения. В случае процессуальной бездеятельности ответчик подвержен риску наступления неблагоприятных для себя последствий.

Обзор подготовили:

  • Данилевский Владимир – руководитель Группы российского права Юридической компании Amond & Smith Ltd.
  • Коростелев Евгений – юрист Группы российского права Юридической компании Amond & Smith Ltd.

С вопросами по теме просьба обращаться: Moscow@amondsmith.ru

Информация, выводы и рекомендации, содержащиеся в настоящем обзоре, предназначены исключительно для ознакомления, не могут рассматриваться как юридическая консультация и не могут служить основанием для осуществления каких-либо действий или отказа от действий. Применение нормативных правовых актов, позиция судов могут отличаться в зависимости от конкретных обстоятельств.

Все новости российского права для бизнеса

Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

тел: +7 (495) 787-71-17
e-mail: moscow@amondsmith.ru

Режим работы:
пн. - пт.: с 9 - 00 до 20 - 00 (без обеда)
сб. - вс. - нерабочие дни