Честно
Консервативно
Конфиденциально

Москва: +7 (495) 787-71-17

Санкт-Петербург: +7 (812) 416-55-56

Киев: +38 (044) 498-28-79

Никосия (Кипр): +357 (22) 00-04-70

Москва: ул. Малая Полянка, д. 12А

(рядом с метро "Полянка")

Структурируем ваш бизнес в международном масштабе!

Отправьте заявку

Отправьте вопрос, чем мы можем быть Вам полезны, и получите персонализированное предложение прямо сейчас!

Лихтенштейн — последнее место, где можно спрятаться в Европе?

Юридическая компания Amond & Smith Ltd

Среди существующих в мире разнообразных инструментов налогового планирования оффшорная компания (или offshore company, это самый распространенный термин) — инструмент, пожалуй, наиболее широко известный и используемый. В то же время ни для кого не секрет, что за последние годы эффективность этого способа минимизации налогов и защиты частного капитала несколько пошла на спад: большинство «оффшорных юрисдикций» вводят те или иные законодательные ограничения, существенно сужающие круг возможностей для их использования. Тем большего внимания заслуживают немногие страны, которые не поддались этой тенденции и продолжают активно предлагать этот «продукт» на мировом рынке финансовых услуг.

Княжество Лихтенштейн является частью двух экономических зон — Швейцарско-Лихтенштейнского таможенно-экономического союза, а также Европейской Экономической Зоны1 (ЕЭЗ). Однако Лихтенштейн, участвуя в ЕЭЗ, не является членом ЕС, в силу чего европейское законодательство, касающееся финансовых операций, не распространяет своего действия на территорию этого государства. Не существует также никаких соглашений по обмену информацией между Лихтенштейном и странами-членами ЕС.

Почему и каким образом Лихтенштейн приобрел славу единственного уголка в Европе, где можно надежно «спрятать» свои активы? Прежде всего, этому способствует действующее корпоративное законодательство Лихтенштейна — Закон о лицах и компаниях 1926 года и Закон о доверительных учреждениях (трастовых предприятиях (Treuunternehmen) 1928 года, благодаря которому в континентальной Европе появилось уникальное в своем роде так называемое «трастовое» регулирование. В 1980 году в это законодательство были внесены небольшие поправки, устанавливающие обязательную аудиторскую проверку для торговых компаний, а также необходимость регистрации юридического адреса компаний (это не относится к регистрации акционеров). В 2001 году закон был снова изменен в соответствии с Директивами ЕС, но только в отношении организационно-правовых форм, согласующихся с законодательством ЕС, но не в отношении компаний, характерных только для Лихтенштейна (например, Анштальт (Anstalt)).

Защита конфиденциальной информации

Особое внимание необходимо обратить на законодательство Лихтенштейна о банковской и коммерческой тайне, основанное на Законе о банках и финансовых компаниях 1993 года, который подвергся значительным изменениям в 1998 году вследствие присоединения Лихтенштейна к ЕЭЗ (в 1995 году), и Актом о банках и накопительных фондах 1960 года, устанавливающим ответственность за нарушение банковской тайны, которая имеет в Лихтенштейне статус профессиональной тайны и может быть раскрыта только в случае возбуждения уголовного дела. За нарушение коммерческой и профессиональной тайны УК Лихтенштейна предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет.

Лихтенштейнские банки не представляют информацию о клиентах и их счетах даже по официальным запросам иностранных государств.

Исключительное право проведенияпроверок внутри банка принадлежит только властям Лихтенштейна, а принципы неразглашения банковской тайны могут быть аннулированы только в случае возбуждения уголовного дела в самом Лихтенштейне. Следует особо подчеркнуть, что информация о счете и его реальном конечном владельце (бенефициаре) может быть предоставлена только при совершении клиентом  преступлений, совершение которых устанавливается Верховным судом Лихтенштейна согласно обновленному в сентябре 2000 года Закону о правовой помощи (Act on Legal Assistance) этого государства. При этом Лихтенштейн однозначно откажет в предоставлении какой бы то ни было информации по каким бы то ни было запросам, если в них идет речь лишь о налоговых правонарушениях — законодательство Лихтенштейна не квалифицирует неуплату налогов как преступление.

Более того, при открытии счета компании юридической фирмой, официально выполняющей в Лихтештейне функции профессионального доверительного управляющего, местные банки не потребуют информации о бенефициарах.

Интересно также, что Закон о профессиональных доверительных управляющих 1993 года, устанавливает последних на сохранение тайны в отношении как самих порученных им дел, так и фактов, ставших им известными в процессе осуществления профессиональной деятельности, огласка которых не отвечала бы интересам клиентов. Это право подкрепляется положениями Раздела 321 Гражданско-процессуального кодекса Лихтенштейна, который дает доверительным управляющих право на соблюдение профессиональной секретности и освобождает их от дачи свидетельских показаний в случае, если на то не получено согласие их клиентов и данная процедура может привести к нарушению вышеуказанного права.

Для большей полноты картины осветим вкратце отношения Лихтенштейна с такими важными субъектами современного международного экономического сообщества, как ФАТФ2 и ОЭСР3. Изначально Лихтенштейн находился в так называемых «черных списках» обеих организаций, однако в 2001 году ФАТФ вычеркнула Лихтенштейн из списка государств, уклоняющихся от сотрудничества в борьбе с отмыванием доходов, полученных от преступной деятельности (Non-Cooperative Countries and Territories Initiative list). На сегодняшний день Лихтенштейн числится только в списке «налоговых гаваней», отказывающихся от сотрудничества с ОЭСР (List of Unco-operative Tax Havens), главным образом, из-за проявленной Лихтенштейном стойкости в нежелании заключать с ОЭСР соглашения об обмене налоговой информацией со странами ОЭСР.

Формы ведения деятельности

Итак, обратимся к рассмотрению двух основных организационно-правовых форм ведения деятельности, предлагаемых законодательством Лихтенштейна, которые определяют его специфику — Анштальт и Фонд.

Анштальт можно перевести с немецкого как учреждение. Это юридическое лицо, которое может быть использовано для осуществления как коммерческой, так и некоммерческой деятельности.

Особенностью Анштальта является то, что у него в большинстве случаев нет участников или акционеров (хотя согласно законодательству уставный капитал может быть разделен на акции). По сути Анштальт — это обособленный фонд с бенефициарными владельцами (обладающими правом на получение прибыли), который часто используется в качестве холдинга, владеющего патентами, авторскими правами, товарными знаками. Одной из положительных черт Анштальта является то, что общедоступными являются только Статьи об инкорпорации (Articles of Association), т.е. Устав Анштальта, а Правила внутреннего распорядка (By-laws), в которых указаны бенефициары Анштальта в Торговый реестр, не подаются по причине конфиденциальности содержащейся в них информации.

Основными действующими лицами Анштальта являются его учредители, которые необязательно совпадают с бенефициарами и могут быть как физическими, так и юридическими лицами. Учредители обладают правами управления деятельностью Анштальта (кратко их называют правами учредителя — founder’s rights). В частности, полномочия учредителя Анштальта, который в соответствии с Уставом Анштальта является его высшим органом, включают избрание Совета директоров, управление доходами общества, назначение бенефициаров и определение их прав.

Обычно учредителем Анштальта выступает местная компания-регистратор. Контроль над Анштальтом можно установить либо путем покупки акций (если уставный капитал разделен на акции), либо посредством подписания соглашения о передаче прав учредителя (цессионного соглашения).

Что касается уставного капитала Анштальта, то существует два варианта его определения:

  1. Уставный капитал не разделен на акции. В этом случае минимальный размер уставного капитала — 30 000 CHF4 или эквивалент в USD или EURO;
  2. Уставный капитал разделен на акции, минимальный размер уставного капитала в этом случае — 50 000 CHF, однако следует отметить, что такой вариант на сегодняшний день практически не используется.

Важно также отметить, что Анштальт обязан вести бухгалтерский учет, сдавать отчетность и проходить ежегодную аудиторскую проверку, если он ведет коммерческую деятельность. Если же Анштальт занимается некоммерческой деятельностью, то он обязан готовить только отчет о статусе активов.

К вышеуказанному остается добавить, что Анштальт, так же, как и домицильные компании5, освобожден от налога на прибыль, а платит только налог на капитал по ставке 0,1% от стоимости своих чистых активов, но минимум 1000 CHF (1 USD =  1,2285 CHF). Этот налог уменьшается до 0,5% для уставного капитала свыше 5 000 000 CHF и до 0,3% для уставного капитала свыше 10 000 000 CHF. Однако, извлекая выгоды из статуса домицильной компании, Анштальт не вправе пользоваться преимуществами Соглашения об избежании двойного налогообложения с Австрией 1970 года.

Согласно законодательству Лихтенштейна возможна организация Анштальта как фонда, когда в качестве высшего органа выступает не его учредитель, а Совет директоров. Так как в этом случае учредитель отказывается от своих прав, то отпадает и необходимость в подписании цессионного соглашения, которое в случае смерти бенефициара, подобно сертификату акций, было бы включено в наследственную массу.

Лихтенштейнский фонд (Stiftung) представляет собой юридическое лицо, которое его учредитель наделяет имуществом с определенно указанной целью, как, например, материальная поддержка одной или нескольких семей или осуществление каких-либо общественно-полезных функций. Коммерческая деятельность при этом допускается только в том случае, если это необходимо для выполнения стоящих перед фондом некоммерческих задач.

Отличительной чертой фонда является отсутствие необходимости в его регистрации. Единственное организационное требование — представить в регистрационные органы Лихтенштейна копию Фондового соглашения (Foundation Deed), которое содержит общие положения по целям создания фонда и его предполагаемой деятельности. Минимальный уставный капитал фонда составляет, так же как и у Анштальта, 30 000 CHF, но, в отличие от него, не может быть разделен на акции.

Фонды в Лихтенштейне подлежат налогообложению на той же основе, что домицильные компании (т.е. при условии, что не осуществляют деятельность на территории Княжества), однако ставки налога несколько отличны и варьируются в зависимости от размера уставного капитала. Так, для фондов с уставным капиталом от 2 000 000 CHF до 10 000 000 CHF, ставка налога составит 0,075% от стоимости чистых активов, а для фондов с уставным капиталом свыше 10 000 000 CHF — 0,05%.

Подводя итоги вышесказанному, следует сказать, что Лихтенштейн является одной из немногих в Европе юрисдикций, которая предлагает довольно широкий спектр инструментов для налогового и корпоративного планирования.


1 Европейская Экономическая Зона (European Economic Area, EEA) была создана на основе Соглашения о создании ЕЭЗ, подписанного в мае 1992 года, участниками которого являются члены ЕС, Норвегия, Исландия и Лихтенштейн. Вступило в силу 1 января 2004 года.

2 Financial Action Task Force on Money Laundering (FATF) — Целевая группа по финансовым мерам по борьбе с отмыванием денег, создана на саммите Большой семерки в Париже в 1989 г.

3 Organisation for Economic Cooperation and Development (OECD) — Организация экономического сотрудничества и развития.

4 CHF — обозначение валюты Швейцарии, швейцарских франков.

5 Домицильная компания — компания, имеющая только зарегистрированный офис в Лихтенштейне и не ведущая коммерческой деятельности на территории Лихтенштейна (ст. 84 Закона Лихтенштейна «О лицах и компаниях» 1926 г.).

Политика в отношении обработки и защиты персональных данных пользователей

rss facebook linked in youtube twitter

Для заказа, пожалуйста, позвоните по телефону +7 (985) 781-41-63 (контактное лицо – Екатерина Долганова) или заполните форму заказа ниже самостоятельно.

Форма заказа

Все поля являются обязательными для заполнения.