Честно
Консервативно
Конфиденциально

Москва: +7 (495) 787-71-17

Санкт-Петербург: +7 (812) 416-55-56

Киев: +38 (044) 498-28-79

Никосия: +357 (22) 00-04-70

Москва: ул. Малая Полянка, д. 12А

(рядом с метро "Полянка")

Отправьте заявку

Отправьте вопрос, чем мы можем быть Вам полезны, и получите персонализированное предложение прямо сейчас!

Новости оффшоров (офшоров), международного налогового планирования, оффшорных юрисдикций

 

Антиофшорная борьба набирает обороты

Ольга Сизова

Ни для кого не секрет, что власти различных государств, в том числе и России, с большим неодобрением относятся к так называемым офшорным юрисдикциям. По мнению чиновников, активное использование компаниями «льготных» зон негативно отражается на экономике «налоговых» стран. Поэтому в последнее время наблюдается тенденция ужесточения требований по отношению к владельцам безналоговых компаний. Главными антиофшорными «борцами» выступают ФАТФ (Международная группа по борьбе с финансовыми преступлениями — Financial Action Task Force on Money Laundering, FATF) и ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития). О последних тенденциях на оффшорном рынке, политике международных организаций и ее влиянии на бизнес «Консультанту» рассказал управляющий партнер юридической компании «Амонд Смит Лтд» Михаил Зимянин.

интервью с Управляющим партнером Amond & Smith Ltd Михаилом Зимяниным

— Добрый день, Михаил! Расскажите, пожалуйста, в чем же состоит привлекательность оффшорных юрисдикций для владельцев бизнеса?

— Прежде всего, следует пояснить, что такое оффшорные зоны. Некоторые страны  разработали специальное законодательство, которое предоставляет налоговые льготы компаниям, зарегистрированным на их территории. Подобные юрисдикции называют оффшорными. Коммерсанты всего мира стремятся попасть в «льготные» зоны в первую очередь для того, чтобы минимизировать свои налоговые платежи. Следует также отметить, что использование подобных юрисдикций для ведения бизнеса позволяет предприятиям эффективно защищать свои активы. Например, в безналоговой зоне владелец компании может обеспечить практически полную анонимность своей коммерческой структуры и защитить имущество от требований каких-либо кредиторов или родственников. Таким образом, налоговые льготы и возможность сохранения активов делают оффшорные юрисдикции привлекательными для бизнеса.

Отечественные компании не отстают от представителей других стран и активно пользуются привилегиями безналоговых регионов. Тем не менее, стремясь в «льготные» зоны, бизнесмены часто сталкиваются с тем, что не все инструменты, доступные на международном рынке, соответствуют российскому законодательству. Поэтому коммерсантам необходимо тщательно продумывать свои действия и не забывать сопоставлять их с правовой базой России.

— Поясните, пожалуйста, каким образом компания может защитить свои активы, используя оффшор?

— Оффшоры нередко дают возможность скрыть информацию о том, кто владеет активом. Предположим, на территории России существует недвижимость — жилой дом. В качестве его собственника выступает зарубежная компания. Выяснить, кто владеет данной фирмой, зачастую практически невозможно, поскольку предприятие обычно оформлено на физических лиц, проживающих на территории страны инкорпорации, которых, как правило, на практике называют номинальными директорами или акционерами. То есть они не являются собственниками, а лишь формально выступают владельцами бизнеса и действуют в чьих-то интересах. Подобный факт обычно может быть зафиксирован юридически. В международном праве существует понятие доверительной собственности (trust), когда реальный владелец бизнеса заключает договор с другим лицом с целью передачи последнему имущества в собственность и управление. В соответствии с данным соглашением, одна сторона — бенефициар — назначает профессионального управляющего, который становится доверительным собственником актива (trustee) в его интересах. Бывает, что такие контракты оформляются максимально подробно. Иностранные юристы могут предусмотреть в них максимум возможных ситуаций, например связанных со смертью каждой из сторон, возникновением каких-либо претензий, возможностью смены доверительного собственника и т. д.

К сожалению, отечественное законодательство не предусматривает подобных отношений. Поэтому зарубежный trustee, который владеет имуществом в России в чьих-то интересах, считается на территории нашей страны его конечным собственником без каких-либо оговорок.

Кроме того, существует еще такой весьма распространенный инструмент защиты активов, как акции на предъявителя. В данном случае собственником ценной бумаги является тот человек, который ее предъявит, что создает возможность владеть акцией фактически анонимно.

Это лишь два примера, которые наглядно демонстрируют то, как можно защитить свои бизнес-активы, применяя зарубежное законодательство, в том числе действующее в оффшорных зонах.

— Какие цели преследует страна, превращаясь в оффшорное государство?

— Здесь хотелось бы сделать небольшой экскурс в историю. В прошлом веке наметилась мировая тенденция: многие страны стали стремиться собирать налоги со своих граждан и бизнеса. Последние, в свою очередь, начали искать возможные пути минимизации подобных сборов. Таким образом, спрос породил предложение, и возникли первые оффшорные государства, например Панама. Впоследствии появилось множество конкурирующих между собой стран, предлагающих бизнесу все более выгодные варианты снижения налогов. Это были маленькие государства, чаще всего острова, уровень внутренних доходов которых невелик. Поэтому им стало выгодно повышать капитализацию своей страны, например, за счет взимания платы за регистрацию компаний на своей территории и последующих ежегодных сборов за такие фирмы.

Помимо всего прочего, офшорным странам приходится создавать все необходимые условия для регистрации компаний и их обслуживания. В связи с этим возникает необходимость в дополнительных рабочих местах.

В законодательстве многих «льготных» государств существует требование: у каждого предприятия должен быть собственный местный агент. Благодаря этому оффшоры также получают возможность кормить собственное население, предоставляя юридические услуги зарегистрированным на их территории компаниям. К тому же зачастую номинальными директорами таких организаций становятся местные жители. Таким образом, можно выделить несколько статей бюджета, приносящих высокий доход любой оффшорной зоне, пользующейся популярностью у бизнесменов.

— Почему другие страны не хотят становиться оффшорами, если это так удобно и выгодно?

— Во многих странах существовали явные или скрытые регионы с льготными условиями налогообложения. Их называли по-разному, например «свободные экономические зоны». Однако в общем смысле это те же самые оффшоры. Конечно, в отличие от классических оффшоров, в подобных регионах были более высокие требования к компаниям. В любом случае предпринимателям удавалось существенно меньше сэкономить на налогах, чем в классических оффшорах, где вообще нет никакого налогообложения. Кроме всего прочего, им приходилось вести бухгалтерский учет, сдавать финансовую отчетность, страховать сотрудников и платить налоги с фонда заработной платы.

Чтобы стать привлекательным для бизнеса оффшором, государству необходимо иметь четкое и проработанное законодательство, предсказуемую политическую систему, экономическую стабильность и желательно невысокий уровень коррупции. Немногие государства могут обеспечить подобные условия.

В последнее время обострилась мировая антиофшорная борьба. Поэтому международные организации, такие как ФАТФ и ОЭСР, разработали определенную политику, направленную против «льготных» юрисдикций. Данные организации составили список рекомендаций, согласно которым оффшорам пришлось серьезно подкорректировать собственное законодательство и сократить количество привилегий, предоставляемых бизнесу.

— Расскажите немного подробнее об этих двух международных организациях. Каковы их функции, статус и полномочия?

— ФАТФ — это международная организация, которая была учреждена ведущими индустриальными державами для борьбы с отмыванием денег через оффшорные зоны. В настоящий момент она включает порядка 30 наиболее развитых стран мира. Основные полномочия ФАТФ регулирует международное соглашение. Главная функция ассоциации состоит в выработке рекомендаций, призванных усовершенствовать внутреннее законодательство стран.

Выполняя требования ФАТФ, государства поддерживают политику международной организации. Ранее Россия входила в «черный список» ФАТФ, в том числе и потому что на ее территории существовали регионы с льготным налогообложением. После того как власти нашей страны подкорректировали отечественное законодательство в соответствии с рекомендациями ФАТФ, Россия стала членом данной ассоциации.

Что касается второй международной организации — ОЭСР, то она была создана ведущими странами Европы и США. Международная ассоциация выработала 19 рекомендаций, распространяющихся на все государства и направленных на изменение внутреннего законодательства в области налогообложения. Также ОЭСР настаивает на необходимости заключения налоговых соглашений между странами-участниками, это касается, например, договоров об обмене налоговой информацией.

Следует подчеркнуть, что ни ФАТФ, ни ОЭСР не вправе налагать санкции за неисполнение разработанных ими рекомендаций. Однако последние скорее являются требованиями, обязательными для выполнения. Если какая-то оффшорная юрисдикция не изменит свое законодательство согласно требованиям соответствующей международной организации, то к ней могут быть применены определенные санкции со стороны крупных государств, входящих в состав ФАТФ и ОЭСР. Например, страны-участницы могут наложить какие-либо ограничения на коммерческие отношения с данной льготной зоной.

— Международные организации координируют действия, или у каждой из них своя политика?

— Я бы не сказал, что они взаимодействуют, скорее международные организации связаны посредством стран-участниц. ФАТФ и ОЭСР — вполне независимые друг от друга организации со своей политикой, требованиями и разработками. Безусловно, в чем-то их цели совпадают, но при этом они не объединяют свои усилия, а действуют в соответствии с собственными принципами и задачами. Например, у ФАТФ и ОЭСР разные «черные списки» и нормативные акты с требованиями к государствам.

— Чтобы отстоять национальные интересы, «налоговые» государства и международные организации принимают меры, направленные против «льготных» юрисдикций. Расскажите об основных изменениях оффшорного законодательства.

— Прежде всего, следует сказать о рекомендациях ФАТФ и ОЭСР, согласно которым многим офшорным юрисдикциям пришлось внести серьезные изменения в законодательство. Например, во многих странах, в частности на Британских Виргинских островах (БВО), были отменены акции на предъявителя, владеть которыми можно было анонимно. Теперь подобные ценные бумаги должны сдаваться специальным лицензированным агентам, находящимся на территории БВО. Последние обязаны вести списки реальных собственников акций. Таким образом, польза от акций на предъявителя была утрачена. К тому же компаниям, которые используют подобный тип ценных бумаг, придется платить более высокие пошлины.

Помимо этого в законодательстве БВО появились требования, касающиеся раскрытия информации о директорах и акционерах компаний, зарегистрированных на территории государства. Теперь предприятия должны сообщать о своих владельцах местному агенту, который ведет списки собственников. За неисполнение данного требования компании придется заплатить немалый штраф. Таким образом, повышается прозрачность офшорного бизнеса.

Закон также свел на нет возможность существования предприятия без директора. Чтобы избежать финансовой ответственности, фирме нужно обзавестись руководителем в течение 30 дней с момента ее регистрации в стране инкорпорации.

Это основные изменения законодательства Британских Виргинских островов. По большому счету подобное происходит и в других офшорных юрисдикциях, однако БВО являются наиболее показательным примером.

— Как Вы считаете, ужесточение контроля за работой «льготных» юрисдикций снизит их привлекательность для бизнеса? Есть ли вероятность того, что количество коммерсантов, использующих в своей работе оффшорные структуры, начнет сокращаться?

— Все изменения и тенденции, о которых я говорил, отразятся на привлекательности офшорных зон. Безусловно, спрос на эти инструменты уже снижается. Бизнесмены, долгое время использующие оффшоры, понимают, что вести деятельность по-прежнему уже нельзя. Большинство схем работы не вписывается в рамки нового законодательства. Поэтому каждый коммерсант пытается найти наиболее приемлемый выход из сложившейся ситуации. Некоторые бизнесмены решают прекратить использование льготных стран для оптимизации налогообложения. Но часть владельцев офшорных компаний предпочитают на свой страх и риск работать по старым схемам. Остальные же собственники стремятся поскорее модифицировать структуру бизнеса и привести его в соответствие с новым законодательством.

В данной ситуации в первую очередь важно добиться того, чтобы оффшорная фирма начала обладать реальной экономической сущностью, а не использовалась только лишь для минимизации налогов. Этого можно достичь, например, физически перенеся центр управления компанией в страну инкорпорации. Так будет выполняться требование об управлении компанией из той юрисдикции, где она зарегистрирована. При этом безналоговая организация по-настоящему становится резидентом оффшорной юрисдикции. Такому предприятию гораздо сложнее предъявить претензии в том, что оно используется лишь для получения налоговой выгоды.

— И последний вопрос, Михаил. Как Вы считаете, оффшоры выживут?

— Конечно, «льготные» юрисдикции останутся, но режим их использования сильно изменится. Количество оффшоров существенно сократится, поскольку уже сегодня часть из них перестанет быть таковыми. Некоторые безналоговые юрисдикции находятся во всех возможных «черных списках» международных ассоциаций. Поэтому регистрация компаний на их территории становится малопривлекательной. Однако определенные оффшорные государства пытаются приспособиться к новым условиям и изменить собственное законодательство в соответствии с требованиями международного сообщества. Людям свойственно экономить, в том числе и на налоговой составляющей расходов. Поэтому такой классический инструмент минимизации издержек, как оффшор, вряд ли удастся искоренить полностью. Но можно отметить, что благодаря действиям международных организаций степень прозрачности бизнеса с использованием оффшоров значительно возросла.


 

Политика в отношении обработки и защиты персональных данных пользователей

Web Design by Yuri Shoroxof
rss facebook linked in youtube twitter

Для заказа, пожалуйста, позвоните по телефону +7 (985) 781-41-63 (контактное лицо – Екатерина Долганова) или заполните форму заказа ниже самостоятельно.

Форма заказа

Все поля являются обязательными для заполнения.