Отправьте заявку

Отправьте вопрос, чем мы можем быть Вам полезны, и получите персонализированное предложение прямо сейчас!

Новые законодательные требования об открытии реальных офисов для офшорных компаний – перспективы и прогнозы

14 февраля прошел наш очередной бесплатный вебинар на тему: «Новые законодательные требования об открытии реальных офисов для офшорных компаний – перспективы и прогнозы».

За последние годы популярные оффшорные юрисдикции регулярно подвергались нападкам со стороны налоговых администраций и властей разных стран. Однако наиболее ощутимый удар был нанесен совсем недавно, когда на законодательном уровне было введено требование о создании реального экономического присутствия. Это означает, что бизнес должен будет приспосабливаться к новым правилам, и выполнить данные требования удастся далеко не всем.

На вебинаре наш специалист и эксперт в данной области Партнер нашей компании Сергей Назаркин, а также соучредитель и Управляющий партнер Михаил Зимянин, который выступил в качестве модератора, подробно остановились на следующих моментах:

  • рассмотрели указанные требования на примере наиболее распространённых оффшорных юрисдикций (Британские Виргинские Острова, Каймановы Острова и др.);
  • поговорили о том, на кого распространяется законодательство, а также каким условиям должны удовлетворять оффшорные компании, чтобы избежать негативных последствий;
  • обсудили возможные решения и дали рекомендации для тех, кого это касается.

    Ознакомиться с презентацией «Новые законодательные требования об открытии реальных офисов для офшорных компаний – перспективы и прогнозы»

    Видеозапись вебинара смотрите ниже:

    М. Зимянин: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Мы рады вас приветствовать на нашем очередном вебинаре компании Amond & Smith Ltd. Я, ее управляющий партнер, рад приветствовать Сергея Назаркина, нашего партнера. Здравствуй, Сергей. Мы, собственно, уже давно не виделись в эфире — прошло полгода, было много дел. Сейчас мы встретились, чтобы обсудить очень важное событие, которое произошло в начале этого года, когда были приняты законы, вводящие требования по созданию реального присутствия в оффшорных юрисдикциях, — в частности, на Британских Виргинских Островах.

    Мы благодарны вам, коллеги, что вы зарегистрировались и что вас так много. Коллеги, извините за некоторую задержку — мы тут до самого последнего момента готовились и пытались до конца разобраться во всех нюансах оффшорного законодательства с Сергеем. Вы можете задавать все ваши вопросы, которые у вас есть в чате прямо по ходу вебинара. Вебинар продлится где-то в течение часа, и мы вас приглашаем к дискуссии сразу же, поэтому, пожалуйста, будем рады вашим вопросам, если они, естественно, будут в рамках заданной темы.

    Далее

    Сергей, значит, вот, произошло, наверное, то, что мы все так долго ждали, — появились требования по так называемому substance, то есть созданию фактического реального присутствия офиса и сотрудников у оффшорных компаний. Намеки на что мы видели уже в середине прошлого года, когда прибалтийские банки, если помните, начали требовать, чтобы у оффшорных компаний были какие-то офисы, были какие-то сотрудники и так далее, иначе в противном случае это будет считаться shell-компаниями или компаниями-пустышками.

    Под неформальным давлением Соединенных Штатов Америки, прибалтийские банки неожиданно начали это требовать. После скандала, разразившегося с банком ABLV,  далее это переметнулось на кипрские банки. Кипрские банки примерно в  похожем ключе тоже начали требовать от компаний реальные офисы и реальных сотрудников или в противном случае банки будут закрывать счета таким компаниям. Многим, в том числе нашим клиентам, закрыли счета в банке в результате этих всех требований. 

    Вот повторюсь, вот в первую очередь, конечно, всех волнуют Британские Виргинские Острова. Наконец, приняли вот эти законы, которые требуют создания реального присутствия. Ну, тогда, наверное, если можно, расскажи вот, что сейчас требует BVI, что с этим вообще дальше делать всем владельцам BVI компаний, которых очень и очень много в России и на постсоветском пространстве и, в общем-то, во всем мире. Это самая популярная оффшорная юрисдикция на данный момент, что им делать и, собственно говоря, дальше мы подискутируем на эту тему.

    С. Назаркин: Спасибо, Михаил, за вступительное слово и за представления. Вот прежде чем ответить на вопрос я буквально несколько слов скажу в продолжение вступительного слова. Действительно, классические оффшорные юрисдикции уже достаточно давно находятся под таким серьезным давлением. В результате, в том числе действий банков, которые ты ярко продемонстрировал, появления shell-компаний и, в общем, появления директив на Кипре, которые ограничивают возможность компаний, в общем, количество оффшоров значительно сократилось.

    Люди были вынуждены переходить на низконалоговые юрисдикции, в том числе и консультанты это советовали, но, тем не менее, по-прежнему классические оффшоры, в частности BVI, остаются достаточно эффективным в определенных смыслах инструментом для ведения деятельности — в частности, из нашей практики BVI компании очень любят для холдинговой деятельности, когда вот компании не владеют некими там долями, акциями в российских предприятиях при том, что там и конфиденциальность может быть уже не такая, как это было несколько лет назад.

    Транспарентность увеличилась, но, тем не менее, определенные функции такие компании выполняют, и плюс к этому их очень часто используют в качестве компаний-кошельков, то есть, как бы, на них оформляют инвестиции и при этом вот швейцарские банки, которые привлекают клиентов под открытие сберегательных счетов. Они, в общем-то, не предъявляют таких жестких требований к операционным счетам в отношении создания собственных и говорят, что вот если вы держите деньги у нас на счету, размещаете ценные бумаги, открываете депозиты, для нас в принципе там большой разницы нет, какую юрисдикцию вы нам даете, и вас не будут спрашивать о substance.

    М. Зимянин: Неизвестно, что будет в дальнейшем.

    С. Назаркин: Да, безусловно, пока практика такова, что  все меняется. По состоянию на сегодняшний момент, скажем так, поэтому в общем и целом мы видим, что давление идет очень давно, но пока что это не привело к полному исключению вот этих оффшорных зон из списка юрисдикций. Вот сейчас с 1 января мы видим, что такие тектонические подвижки в оффшорном мире из того, что как раз уже на уровне государств самих, которые представляют льготные налоговые режимы, такие как там BVI, Белиз, излюбленные в России классические оффшорные юрисдикции.

    Они действительно приняли законодательные акты, причем они там пошли по двум путям, то есть некоторые приняли отдельные акты, как это сделал BVI. Там был принят закон о BVI Economic Substance, закон об экономическом присутствии на BVI. А некоторые пошли как Белиз, через внесения поправок в закон о международных компаниях — то есть там появилось отдельное положение касательно сабстенса. Несмотря на то, что подходы к созданию фактического присутствия  в классических оффшорных юрисдикциях все-таки различаются, заключается эта разница в том, что теперь компании, которые зарегистрированы в классических офшорах, вот этих зонах, которые приняли законодательства,  которые не являются налоговыми резидентами этих зон, а являются налоговыми резидентами соответственно каких-то других государств и ведут именованную в законе деятельность, она там называется релевантной деятельностью. Эти компании должны создавать должный уровень присутствия в этих юрисдикциях.

    Как правило, должный уровень присутствия в этих юрисдикциях означает:

    • наличие офиса;
    • наличие квалифицированных сотрудников;
    • данных в  достаточной степени, чтобы осуществлять эту деятельность;
    • достаточный уровень расходов на содержание такого офиса;
    • в отдельных случаях еще дополнительные критерии (основная деятельность связана с изучением дохода — то есть это какие-то отдельные критерии, которые должны были соблюдены компанией, для того чтобы считалось, что компания удовлетворяет требования фактического реального присутствия).

    М. Зимянин: Что на BVI? Все-таки вот расскажи, пожалуйста, подробнее, какие требования? Какие сроки? Какая ответственность и так далее. Вот среди более 40  коллег, кто сейчас смотрит, есть владельцы компаний, надо просто понимать, вот что им дальше с этими компаниями делать. Поэтому если можно вот, конкретно какие требования и что с ними делать с этими требованиями.

    С. Назаркин: Безусловно, BVI наиболее распространенная юрисдикция, вот и как бы в целом BVI приняли на наш взгляд, такой один из самых от жестких законов. Сейчас очень много идет дискуссий в профессиональном сообществе, где все сходится на том, что как бы BVI  пошел по такому кардинальному пути. BVI вообще исторически та юрисдикция, которая, наверное, первой старается имплементировать все требования международного сообщества в плане там вредоносной конкуренции и, в частности, вот как вы примеры можно привести, что BVI одной из первых отменила акции на предъявителя еще в далеком 2009 году, в последующем были введены требования. Акции на предъявителя — это как один из инструментов такого планирования, чтобы скрыть собственника компании, а потом появились требования в 2009 году, 10 лет назад. Потом требования по хранению банковской документации — то есть это первые попытки ввести, значит, обязанность компанию вести бухгалтерскую отчетность.

    М. Зимянин: По сути, это уже шаги к substance? Собственно, покажите, где у вас лежит бухгалтерия, где вы ведете бухгалтерию, кто у вас отвечает за ведение бухгалтерии, потому что я прекрасно помню тоже, мы с тобой вместе уведомляли клиентов, вот, начиная с 2014 года, как здесь указано.

    Укажите адрес, где хранятся бухгалтерские документы. Многие тогда говорили: «Ну а что делать, если нет бухгалтерских документов?» — значит создавайте бухгалтерские документы. Нет ответственного лица, значит находите ответственное лицо, которое будет хранить документацию эту, и это лицо должно быть задекларировано — то есть ваш локальный регистрационный агент на Британских Виргинских Островах должен иметь такую информацию, где хранятся документы по компании конкретной и какое лицо отвечает за хранение документов. И дальше в 2016 году раскрытие уже директоров компании.

    С. Назаркин: За это, кстати, уже была ответственность по отношению к ответственному лицу за несоблюдение требований. То есть уже штрафы были и достаточно серьезные штрафы, правда к правоприменительной практике так и не сформировалась, но, тем не менее, клиенты были вынуждены предпринимать такие серьезные, как бы, шаги, чтобы удовлетворить эти требования.

    Далее законодательство BVI развивалось в сторону раскрытости, сторону сбора и хранения документации бенефициарных собственников. То есть появлению систематизированных форм реестра для хранения регистрационных агентов и, более того, даже эти данные в последующем должны были предоставляться государственным органам для ведения единого государственного реестра. Правда, там эти данные, они не имели публичный характер, то есть доступ к этим базам имело ограниченное количество пользователей. Как правило, сводилось к судам, государственным органам, финансовой комиссии на BVI и к иным органам.

    С точки зрения практической вывод такой, что теперь если, скажем, были соблюдены парциальные порядки получения данных, то не требовалось теперь на BVI запрашивать агентов, чтобы  агент запрашивал клиентав — то есть существует единый центр сбора и обработки этих данных, который позволяет в достаточно короткие сроки эту информацию давать заинтересованным лицам.

    Естественно, BVI в области создания сабстенса, опять же исторически почему вообще юрисдикции обращают как бы на это внимание и, BVI в  частности,  первое вот о чем следует сказать, это вот план BEPS, известный вот этот план мероприятий.

    Произошло что, то есть появился, как я уже сказал, новый закон. Этот новый закон четко сформулировал критерии для создания сабстенса, и среди них опять же, я повторюсь, то есть деятельность, которая ведется компанией, должна подпадать под закрытый перечень, который указан в законе. Одними из таких наиболее распространенных видов деятельности, которыми занимаются оффшорные компании, являются:

    • холдинговая деятельность;
    • IP-деятельность (интеллектуальная собственность; в законе сказано, что если компания владеет любыми видами интеллектуальной собственности, она уже автоматически подпадает под необходимость создания сабстенса).

    М. Зимянин: Перечни, которые мы видим на экране и которые ты написал из закона. Виды деятельности, которые требуют создания реального присутствия на Виргинских Островах. Сюда попадают большое количество, значительная часть твоих клиентов или нет? Как ты сам оцениваешь?

    Я не вижу здесь торговой деятельности, деятельность по торговле, вот, например, товарами — она требует создания экономического присутствия, создания офиса на Виргинских Островах.

    Ты дальше расскажешь, где еще это можно сделать или нет, вот, ответь, пожалуйста, на вопрос.

    С. Назаркин: Только единственное, что стоило бы обязательно отметить, закон этот мы трактуем так, как мы его сейчас понимаем. Все профессиональное сообщество ждет разъяснений от государственных органов BVI, в частности, по финансовой комиссии, которая позволит нам иметь более детальное понимание. Вот мы имеем текст закона ну и пытаемся со специалистами трактовать и поэтому не исключено, что трактовка наша будет другой.

    М. Зимянин: Мы тоже, в общем, с тобой не должны скрывать, что мы изучили все комментарии, все какие-то экспертные мнения по поводу этого закона. Собрали все, что было на русском и частично даже на английском языке на эту тему. Изучили и так далее, поэтому все-таки, вот как много клиентов теперь должны создать офисы? Из твоих вот клиентов возьмем вот тебя, у тебя много клиентов. Как ты оцениваешь?

    С. Назаркин: Ну, вот, скажем так, при первом приближении количество клиентов, которое подпадет под действие закона, оно достаточное. Те, кто должны будут создать офисы, ну, прежде всего вот я опять же повторюсь, об этом говорил, то есть внутренняя деятельность, то есть достаточно много компаний, которые по-прежнему, ну, скажем, держат акции, доли в кипрских организациях, российских организациях, там каких-либо других организациях. При этом это делается там по разным причинам — может исторически сложилось или конфиденциальность, которая просто позволяет из публичного реестра убрать собственника.

    Кроме того, достаточно много сейчас проектов в сфере интеллектуальной собственности.  Когда компании на компании, в частности, оффшорные оформляются, но это могут быть разные — программный код или это может какой-то домен, это может быть какой-то там пакет, авторские права или объект авторских прав.

    В силу того, что эти компании легче администрируются, там зачастую не обязательно даже, речь не стоит о том, что должен выплачивать какой-то доход, просто держание для целей как бы какой-то инвестиционной сделки. Вот часто достаточно ряд таких клиентов может попасть под действие нового закона. Есть клиенты, которые осуществляют так называемую деятельность, связанную с грузоперевозками, ну логистикой, да верно вот такие компании тоже, безусловно, есть. Опять же, там, скажем так, транспорт, логистика зачастую связана с необходимостью открытия счетов на BVI. Поэтому там тоже речь идет либо об очень больших клиентах, которые могут пользоваться там, так скажем, инструментами больших крупных банков, которые могут закрывать глаза.

    Либо наоборот — какие-то там совсем мелкие сделки, там в таких банках, которые еще на офшоры не так внимательно обращают внимание. Вот они могут попасть. И торговая деятельность — вот это вот последний пункт. Деятельность центра поддержки при распылении товаров — здесь как раз речь идет о торговле товарами, но в законе BVI четко сказано, что деятельность должна сочетаться между аффилированными лицами. Из практики скажу так, что эта деятельность чаще и осуществляется между аффилированными лицами.

    Компания-посредник, она, соответственно, представляет интересы либо покупателя, либо продавца. Скорее всего, она аффилированна, но если предположить что клиент зашел в эту сделку как третье лицо, тогда под действие закона в принципе не попадает, но скорее здесь это лицо уже будет комиссионером либо агентом, нежели компанией.

    М. Зимянин: Ну, если я тебя  правильно понял, то нельзя однозначно утверждать, что прямо все без исключения компании подпадают теперь под потребность создания офиса. Есть какие-то лазейки, есть какие-то возможности по избежанию этого закона, этих требований. И, в общем, как я понимаю, это все требует теперь индивидуального подхода — уже сложно, как раньше, просто вот заказал там в интернете комплект документов BVI-компании, дальше так же через интернет открыл счет в прибалтийском банке на эту компанию, даже не приходя в банк, и с удовольствием управляешь этим счетом через интернет. К сожалению, эти времена, как я понимаю, безвозвратно, видимо, прошли, и теперь нужно очень внимательно, очень скрупулёзно — это, конечно, требует участия вот таких экспертов, как Сергей, — подходить к управлению вот такого рода инструментов, если хотите, да и компаний — потому что ответственность большая, последствия негативные. Сергей еще об этом позднее скажет в своей презентации.

    Соответственно, холдинговая деятельность, я боюсь, что под это определение может попасть — ну, значительная часть всех BVI-компаний, которые есть на обслуживании у нас и у других провайдеров корпоративных — то есть это вот очень распространенная функция, которую выполняют BVI-компании.

    Я не увидел, честно говоря, здесь, например, какого-то инвестиционного климата, какой-то инвестиционной компании — то есть, которая не выполняет функции холдингов в прямом смысле этого слова. Например, не держит контрольные пакеты каких-то компаний, существенные пакеты в каких-то компаниях дочерних и зависимых, но, например, активно занимается инвестированием на финансовых рынках. Вот я знаю, что много таких компаний, которые занимаются и торгуют валютами и ценными бумагами и держат депозиты в зарубежных банках. Вот компании-кошельки, так называемые, как ты считаешь — они должны теперь создавать офис на BVI?

    С. Назаркин: Михаил, вот в указанных в законе видах деятельности указано «управление фондами» — это больше так, профессиональная деятельность, связанная с привлечением средств, управление средствами третьих лиц. В трактовки эта деятельность не подпадает.

    М. Зимянин: То есть будем надеяться, что комментарии, которые дадут нам официальные органы и какие-то регистрационные агенты, будучи представителями, проводниками, так сказать, разъяснят инструкции своих регулирующих органов. Из этих комментариев будет понятно все-таки более четко, какие виды деятельности не требуют создания этого присутствия, да и это очень существенно облегчит жизнь многим нашим клиентам, которые имеют компании вот, как я сказал, инвестирующие в ценные бумаги и занимающиеся исключительно портфельными инвестициями, не являющиеся, по сути, никакими холдингами, держащими депозиты в различных зарубежных банках и прочее.

    Мы видим, что здесь выведены из-под закона также и другие деятельности. Например, вот, мы не видим здесь торговой деятельности. Когда компания занимается неким трейдингом.

    Вот есть лица для поддержки при распределении товаров, по сути, — возможно ли считать это трейдингом. Опять же, нужно получить разъяснение. Слишком туманная формулировка, допускающая двоякие и различные толкования. Есть вот английский текст, оригинальный текст закона, который мы, естественно, видели и читали, Сергей даже более подробно, чем я, изучал. Документ не дает ответа на эти вопросы, поэтому, как я понимаю, в общем, нужно дожидаться каких-то разъяснений, как мы уже неоднократно сейчас говорили, от официальных органов.

    В общем, это не секрет, что участники рынка этих разъяснений с нетерпением ждут, потому что понятно, что это касается очень большого количества людей.

    То, что произошло на BVI… Понятно. Давай, наверное, остановимся, потому что идут вопросы, и нам надо как-то стараться на них тоже отвечать — давай я тогда выберу что-то применимо к нашему обсуждению.

    Компания, которая занимается разработкой программного обеспечения, владеет интеллектуальной собственностью на такое программное обеспечение. Подпадает ли она под закон?

    Собственностью в пункте «z» у тебя там написано, что да — ну, в какой-то английской версии этого пункта она подпадает под это, то есть первоначальный ответ — «да».

    С. Назаркин: В законе действительно говорится о владении, но разработка ПО… Деятельность связана с интеллектуальной собственностью, можно считать, что деятельность связана с интеллектуальной, просто разработка ПО предполагает наличие штата сотрудников и офиса.

    То есть оно не может осуществляться нигде — предполагается, что если у компании BVI там есть офис, то, соответственно, эта компания должна попадать под действие закона, тогда она должна легализовать, она должна его задекларировать, офис, он должен быть официально легитимизован в той стране, где он находится, — то есть это не может быть просто какая-то комната, где сидит пара студентов и что-то там строчит на компьютерах.

    М. Зимянин: Это должно быть официально и какое-то представительство в соответствии с законами той страны, где он находится.

    Владельцы этих бизнесов будут готовы к такой степени легитимизации бизнеса, но это уже вопрос для консультирования с экспертами. Боюсь, что самолечением здесь заниматься очень опасно.

    С. Назаркин: Здесь такой важный достаточно аспект, который мы ещё не упомянули. То есть вот по поводу налогового резидентства компании: в  законе прямо сказано, что, в принципе, если компания является налоговым резидентом иной страны, то она, в принципе, не должна, даже если подпадает под указанное определение, она не должна соблюдать требования сабстенса.

    М. Зимянин: Реально в практическом смысле это более реалистично, можно было бы увидеть вот такую ситуацию, в какой стране могла бы иметь офис компания?

    С. Назаркин: То есть вот без несения существенных расходов на налоги, налогового времени, на содержание офиса плюс там развита инфраструктура — мы рассматриваем в качестве альтернатив Кипр, Арабские Эмираты, ну, в какой-то степени это может быть и Мальта.

    М. Зимянин: Более или менее как-то дружественно относятся к подобным вещам, да и у них есть для этого необходимые предпосылки — и с точки зрения законодательного регулирования, и с точки зрения иммиграционных вопросов, благоприятных для приезжих/приезжающих работников, и с точки зрения наличия доступности офисов, и прочее.

    С. Назаркин: С точки зрения получения, опять же, налогового номера, и так далее. До сих пор есть вопросы, в законе это не так четко прописано: что будет являться для органов надлежащим подтверждением того, что компании имеют офис — то есть достаточно будет предоставить налоговый номер договора. По аналогии, скажем, с теми же банками, которые запрашивают договор, подтверждение арендных платежей на заработок и уплату налогов.

    М. Зимянин: Теперь вопрос от Татьяны: «Насколько действительно управление счетом должно осуществляться с BVI?» Ну, наверное, мне кажется, что мы отчасти уже затронули этот вопрос, давай тогда еще более четко сфокусируем ответ на этот вопрос.

    С. Назаркин: Конечно, прямо в законе про это ничего не сказано, но есть такой критерий, как осуществление управления менеджментом с территории BVI.

    Можно предположить, что управление счетом является одним из существенных критериев для управления самой компанией — счет это, как известно, такой основной реквизит. Мы полагаем, что все-таки, в должной степени соблюдения требований управлять счетом конечно тоже будет обращать внимание.

    М. Зимянин: Виргинские Острова вынуждены впереди всех остальных юрисдикций принимать законы, ограничивающее использование оффшорных компаний, зарегистрированных на BVI и вводящих все время дополнительные требования все более и более строгие к режиму их использования.

    Поэтому те вот меры, которые мы можем с вами обсуждать, уважаемые коллеги, Григорий, Андрей, вот, кто задавал вопрос по поводу IT-компаний и программного обеспечения. Мы, конечно, говорим об этом с большими оговорками, что эти меры могут носить временный характер,  что это может быть только временная защита до следующего какого-то разъяснения.

    К сожалению, все становится очень временно в этой сфере, в этой индустрии, налоговой оптимизации, налогового планирования. К сожалению, мы видим, что временные рамки с каждым годом становятся все меньше и меньше, горизонт планирования подобных вещей становится все меньше и меньше, потому что каждый год что-то происходит.

    Принимаются законы, банки закручивают гайки — в общем, со всех сторон закручивают гайки, повышается прозрачность, начался автоматический обмен информацией, поэтому горизонт планирования становится очень и очень маленьким.

    Мы с Сергеем в некотором выигрыше находимся, потому что мы теперь еще больше будем иметь работы, чем раньше, по поводу BVI компаний, в частности, ну и других юрисдикций оффшорных, которых коснулись эти изменения.

    Вопросы, которые были по поводу создания офиса и подбора персонала — кто это будет делать и как это делать?

    Наверное, я позволю себе ответить, что у нас нет ответа на этот вопрос. Ирония этой ситуации в том, что год назад, например, на Британских Виргинских Островах прошел очень большой ураган, может быть, вы слышали об этом. Он разрушил половину этих островов и, по сути, там до сих пор не восстановлена нормальная и стабильная какая-то инфраструктура, позволяющая там иметь офис, — то есть, по сути дела, закон, в общем-то, выдавливает компании с островов.

    Данный закон, я позволю себе так предположить, и Сергей меня, может быть, сейчас как-то прокомментирует, что он, в общем, по сути дела, создает невозможность использования компаний на Британских Виргинских Островах с офисом там же. Единственная возможность, на которую этот закон, по сути, толкает клиентов и тех, кто использует эти компании, это пойти в какую-то другую юрисдикцию и создать там обособленное подразделение такой компании и заявить это обособленное подразделение на Британских Островах, как Сергей сказал, например, в Арабских Эмиратах или, например, на всеми любимом Кипре, особенно в России, и дальше заявлять этот офис на BVI — и вот это будет вполне реальным эффективным, на наш взгляд, решением.

    Правда, с налоговыми последствиями, потому что вероятно будет возникать налогообложение деятельности такой компании на Кипре, и это вопрос налоговым консультантам. Опять же, вы можете нас спросить, если у кого-то есть такие, будут такие ситуации. Как правильно построить налоговое планирование такой компании уже по ее присутствии на Кипре и может быть даже кому-то будет проще просто отказаться от BVI-компании и просто зарегистрировать, создать новую компанию на Кипре и не устраивать вот заморочки, создавая присутствие обособленных подразделений, филиалов BVI-компании.

    С. Назаркин: Михаил, все очень детально и подробно — мне, в принципе, добавить нечего.

    М. Зимянин: Окей, я надеюсь, Анастасия, мы ответили на Ваш вопрос. Сергей, наверное, создавал какие-то сабстенсы на BVI?

    С. Назаркин: Я могу просто, в принципе, добавить, что были сабстенсы, но просто и сферы, и применения того, что мы делали, это, как правило, там банки, какие-то посредники — то есть они требовали от компании сабстенс. Но, опять же, если вот рассмотреть более детально, то там мы просто арендовали офис — ну комнатушку — и там нанимали какого-то сотрудника, то есть опять же будет ли эта комнатушка и сотрудник надлежащим по закону для того, чтобы удовлетворять требованию сабстенса, — непонятно. Мы же говорили еще о расходах, то есть достаточность уровня расхода, будет ли он признаваться, то есть здесь даже в отношении такого рода решений они, к сожалению, не дают никакой гарантии, поэтому мне кажется, что тут, конечно, нужно дать пояснения.

    М. Зимянин: Хорошо. Смотрю, на все ли вопросы мы ответили. «Группы компаний должны быть зарегистрированы на BVI или это могут быть компании в иных странах?» Я думаю, что лучше Вам, конечно, уже ориентироваться на другие юрисдикции. Вам лучше, Ольга, если будет желание, Вы можете к Сергею обратиться или ко мне, наши контакты будут в конце на эту тему и подумать на предмет создания в других юрисдикциях.

    Каких-то отдельных компаний, входящих в вашу группу, или переноса части компаний с BVI, которые у вас есть, возможно, в другие юрисдикции, если это обсуждаемый вопрос,  то это можно обсудить и лучше было бы обсуждать его в таком ключе, потому что, как мы уже сказали с Сергеем, вероятно, менее эффективно сохранять компанию на BVI и пытаться создать ею что-то на Кипре. Это можно сделать из-за неизбежности или из-за отсутствия альтернатив, но если вы можете не делать компанию, то есть не сохранять компанию. На наш взгляд и пусть может быть наши партнеры на BVI, которых у нас очень много, на нас не обижаются, но мне кажется, сейчас это уже не очень выгодное время сохранять компанию-BVI, которая будет подпадать под эти требования. А даже если она не будет подпадать под эти требования, которые есть, нет никаких гарантий, что она не попадет в ближайшем будущем под эти требования, потому что действие этого закона может расширяться и мы, к сожалению, с вами ничего не сможем поделать, да и мы видим направленность с Сергеем — особенно остро мы это ощущаем, работая каждый день с такими кейсами, с такими делами, что и международная тенденция идет к борьбе с офшорами, борьбе за прозрачность и внутрироссийская тенденция — она ровно такая же. Конечно, возможно более целесообразно переместиться в какую-то низконалоговую юрисдикцию и платить какие-то небольшие налоги там, чем пытаться сохранять компании-BVI и не платя налогов и как-то там пытаясь находить какие-то лазейки, чтобы оправдать отсутствие там офиса, вот я бы наверное ответил бы на этот вопрос так.

    Давайте тогда посмотрим, вот там еще появились вопросы: «Закрывать ли BVI?» Да, мы вот Кириллу тоже можно сказать, что, вероятно, если есть возможность закрыть BVI, наверное, это имеет смысл сделать.

    «Где лучше открыть банковский счет, если открывать компанию на Кипре: Прибалтика, Грузия, Армения?»

    Анна, дело в том, что это отдельный разговор. Мы сейчас можем много времени на него затратить, давайте так — мы скажем очень общее: сейчас остались страны, остались банки, которые открывают вполне прилично кипрским компаниям счета — это может быть Армения, насколько я понимаю, это может быть и Швейцария, где-то отдельные банки швейцарские с оговорками, это могут быть и австрийские банки, это могут быть и лихтенштейнские банки.

    Анна, надеюсь, что мы вот так коротко, но ответили на Ваш вопрос. «Есть ли подобные изменения на Кипре?»

    Они есть везде и конкретные вот какие то фактические изменения, которые уже произошли на Кипре, наверное, я бы не сказал, кроме изменения правоприменительной практики, что, например, банки кипрские требуют наличия у кипрских компаний офиса на Кипре, и мы сейчас очень активно этим занимаемся.

    У нас есть офис нашей компании на Кипре, мы занимаемся созданием офисов для наших клиентов. Эта практика уже ведется активно, поэтому в каком-то смысле подобные изменения на Кипре есть, хотя законодательно они никак не оформлены.

    По поводу последствий невыполнения требований закона мы ответим чуть позже.

    Пожалуйста, вот еще последний вопрос про гонконгский офис: «Счет на Кипре, должен ли быть офис на Кипре? Офис в Гонконге — будут ли проблемы?»

    Как ты считаешь, нужно ли открывать офис для нее на Кипре? 

    С. Назаркин: С точки зрения директивы этой кипрской, она обязывает как раз иметь компании, которые открывают счета на Кипре.

    Они обязывают иметь офис в стране регистрации, поэтому если у компании есть офис, то, соответственно, она может подтвердить это.

    М. Зимянин: С позволения мы вернемся к последствиям. Некий циркуляр на Кипре от Центрального банка. Поэтому я немножко испугался, что я неправильно сказал, что на законодательном уровне изменений нет. Есть просто разъяснения от регулирующих там государственных органов, но они не являются законами, поэтому здесь я не ошибся.

    Тут интересовали последствия несоблюдения. Что будет тем, кто не выполнил требования BVI?

    С. Назаркин: Ответственность за несоблюдение требований достаточно высокая, то есть существенно, скажем так, распространяется как на должностных лиц компании, так и на саму компанию. Естественно, должностные лица будут нести ответственность за непредоставление данных по запросу регулирующих органов или там предоставление недостоверных данных.

    Средний штраф начинается от пяти тысяч долларов и может достигать десятки тысяч. В отношении иных компаний — от 5 до 20 тысяч долларов, и на должностных лиц — до пяти тысяч долларов, либо тюремное заключение до 2 лет без права на суд присяжных.

    Штраф до 75 тысяч долларов или тюремное заключение до 5 лет.

    М. Зимянин: Это, видимо, в отношении разного типа компаний, но и здесь я не уверен — это надо, возможно, перепроверить, ну это не так важно; вы видите, что и штрафы, и риски по тюремному заключению, скорее всего, это будет распространяться  в отношении директоров, вероятно, таких компаний.

    Ну и здесь, опять же, есть такой момент, естественно, взыскание штрафов с компании представляется порой очень сложным мероприятием, несмотря на то, что сейчас практически все страны присоединились к международной конвенции о взаимопомощи, в частности, она позволяет осуществлять взаимодействие по вопросам взыскания штрафов там и так далее. Но, тем не менее, несмотря на все сложности и пока непроработанность этих процедур, есть вероятность того, что эти штрафы взыскиваться, наверное, не будут, поэтому таким компаниям стоит ожидать просто исключение из реестра.

    М. Зимянин: Надо сказать, что нам неизвестно с Сергеем. Мы очень давно работаем, с 2002 года этот бизнес у нас функционирует, и Сергей очень давно работает тоже в этом бизнесе. Мы не слышали ни одного случая, когда власти BVI оштрафовали на какие-либо суммы какие-либо компании и уж тем более, когда речь идет о каких-то возможных уголовных преследованиях, тюремных каких угроз, тюремного заключения для должностных лиц компании. Пока это нормы, мы их называем «спящими». То есть это норма, которая есть в законе, ею можно воспользоваться, но, по факту, о таких случаях нам неизвестно.

    Затронет ли новый закон процедуру ликвидации BVI-компании?

    С. Назаркин: Нет, она не регулируется этим законом, то есть, как я уже сказал, на BVI принят отдельный закон, который как раз и регулирует создание сабстенса.

    М. Зимянин: Если можно тогда, скажите, пожалуйста, вот то, что тут написано у Вас, прокомментируйте.

    Значит, что нужно: вот звонит клиент и говорит: «Сергей, что делать: вот у меня BVI-компания, в какие сроки я должен выполнить все или не выполнить? Сколько у меня есть времени на принятие решения и, соответственно, на реализацию последующего такого решения?»

    С. Назаркин: Первое, стоит понимать, что под действие закона подпадают вообще все компании, которые зарегистрированы до 1 января 2019 года. Все компании, которые зарегистрированы на 1 января, то есть они все должны будут создать компаниям сабстенс до 30 июня 2019 г.

    Сейчас очень активно ждут разъяснений, чтобы уже определиться, нужен сабстенс или нет, вот, соответственно, с 30 июня у указанных органов будет возможность осуществлять какие-то взыскания, проверки и в последующем, если требования не соблюдены, это вероятно те штрафы, о которых мы говорили ранее. При этом есть такое положение закона, которое говорит о том, что если по каким-то причинам в государство не обратились, в любом случае у самой компании есть обязанность подавать отчеты о наличии сабстенса.

    Если 30 июля уже надо отчитываться, собственно, до 30-го уже нужно создать сабстенс, то через год уже нужно будет предоставить первый отчет.

    М. Зимянин: До середины этого года нужно выполнить указанные требования. А если компанию сохраните, то на следующий год нужно отчитаться, документально скорее.

    С. Назаркин: Но с учетом того, что, как уже отмечали, у  нас был опыт создания сабстенса не самый удачный — мы создавали очень долго, то есть вот эти полгода.

    М. Зимянин: Как я ранее говорил, из-за урагана, в том числе, создать сейчас на Британских Островах можете, можете спокойно к нам обратиться, мы это делаем. То есть мы готовы: у нас есть канал, у нас налажены прекрасные отношения со многими партнерами на Британских Виргинских Островах, но они находятся в плачевном положении, поэтому это будет дорого и долго — не уверен, что это вообще будет эффективно.

    Возможные пути решения — может быть, еще раз пройдемся по ним, просто некоторое резюме такое, если можно, итог.

    С. Назаркин: Ну очевидно там, наверное, самое простое, что приходит в голову, это удовлетворить требования, соответственно, если опять же, мы сейчас уже всё вдоль и поперек обсудили, не хотелось бы просто время слушателей тратить. Это сделать сложно, понятно, что, скорее всего, большинство клиентов будут искать какие-то альтернативные пути. Вариант, который уже следует — если мы не можем удовлетворить требованиям, то есть найти какую-то юрисдикцию, для того чтобы, как мы говорили ранее, создать там офис и получить там налоговое резидентство.

    Опять же, с учетом того, что BVI-компании славились тем, что их достаточно просто администрировать и на них не надо нести какие-то существенные расходы, на их содержание, то этот путь, он тоже как бы достаточно спорен если только не брать случаи, когда, скажем, BVI-компания, она уже задействована, она является владельцем какого-то IP, от которого тоже нельзя легко отказаться. Либо она в холдинге, и там эти акции под залогом — невозможно быстро это все решить, вероятно, надо будет все-таки искать какое-то место, где можно создать офис, в последующем, как я уже говорил ранее, предоставить подтверждающие документы.

    Вот есть такой вариант еще как редомицилирование, но это тоже, из нашей практики, скажем так, достаточно сложное мероприятие в том, что оно, как правило, всегда сопряжено с необходимостью получения согласования документации, как в стране выхода, так и в стране входа, то есть правительство BVI должно отпустить эту компанию, она должна получить там перечень документов закона и принимающая страна должна понимать, какого финансовое состояние компании — то есть должен быть предоставлен сертификат на выходе.

    Если все-таки выяснится, что и практика будет развиваться по такому пути, что регулятор будет жестко требовать исполнения закона, то, скорее всего, просто придет к массовому отказу от BVI-компаний и регистрация аналогичных компаний либо в тех юрисдикциях, которые, может быть, пошли не по такому же сценарию? Либо вообще, что более актуально  в текущих условиях, это поиск какой-то низконалоговой юрисдикции, которая позволяет сабстенс создать, если нужно и это не дорого стоит, тот же Кипр.

    Возможно, для некоторых подходят какие-то прибалтийские даже государства — там тоже очень легко создать офис, создать некую структурную альтернативу, которая заменит BVI.

    М. Зимянин: Но мне кажется, что все идет реально к тому, что BVI сейчас будет очень сильно терять спрос, клиентов — то есть это неминуемо, я просто даже не вижу пока никаких возможностей, перспектив, где бы они могли как-то заменить, может быть там один сервис на другой какой-то сервис, как это пытаются делать в других юрисдикциях — то есть пока все выглядит очень плачевно. Я сожалею говорить об этом, у нас прекрасные партнеры, замечательные отношения со многими нашими партнерами на BVIмноголетние отношения, но пока как-то все очень грустно.

    М. Зимянин: Можно дальше, значит, по Белизу. Насколько я понимаю, тут перечислены основные положения закона, но самое главное, как я понял, то, что, наверное, всех сейчас волнует, потому что после BVI на втором месте, наверное, по популярности Белиз стоит. Если я правильно понял, мы с тобой это обсуждали сейчас перед вебинаром, что по твоему мнению и по выдержке закона, который ты привел, это коснулось так же, как и на Сейшелах — требования создания офиса коснулись только финансовых компаний и лицензируемых компаний в Белизе.

    Поскольку у нас большинство компаний без лицензии, которые  клиенты используют многие. В общем, по сути, пока они могут выдохнуть спокойно и не беспокоиться о том, что прямо сейчас нужно создавать какие-то офисы где-то.

    С. Назаркин: В Белизе вообще ситуация немного отличная, и там были внесены изменения в Закон о международных компаниях. Предполагалось, что компания не может вести деятельность внутри Белиза, то есть, соответственно, там не платят налоги, поэтому нет ограничения по видам деятельности внутри, то сейчас они фактически допустили PS компании.

    И в данных случаях компания должна создавать сабстенс, но, опять же, там среди этих релевантных видов деятельности указана только та деятельность, которая подпадает под определение, требующее получение лицензии:

    • банковская;
    • страховая;
    • управленческая;
    • финансовая.

    Другие виды деятельности в принципе они не требуют, здесь просто вопрос еще в практическом смысле — теперь в Белизе нельзя будет получить сертификат об отсутствии налогообложения. Теперь все компании должны получить налоговый сертификат, соответственно, либо они точнее могут получить, но они должны предоставить еще подтверждение, что они являются налоговыми резидентами другой страны, при этом, если они хотят получить даже налоговый сертификат, соответственно, в этом случае они должны пойти по пути создания сабстенса и уплаты налогов.

    М. Зимянин: А зачем нужен налоговый сертификат, объясни, пожалуйста.

    С. Назаркин: Налоговый сертификат может потребоваться компаниям, допустим, белизская компания становится на налоговый учет в России. У нее налоговый орган запрашивает документ. Потом можно предположить, что все-таки такого рода справку будут запрашивать банки со временем. Сейчас практика развивается в таком русле, что  банки хотят видеть, где компания реально платит налоги, где она отчитывается по своей деятельности, поэтому не исключено, что такая практика появится во всех странах и, кстати говоря, вот мы видели и видим, что буквально недавно были приняты изменения в одном из популярных банков, который используется российскими клиентами. Они разделили все юрисдикции на 3 группы основных, то есть, и в зависимости от попадания в эту группу банк будет требовать либо заключение от местного юриста, что компания отвечает требованиям закона, что она там имеет сабстенс, платит налоги там. Либо она должна принести как раз вот тот самый налоговый сертификат, в котором будет указано, что компания платит налоги.

    Поэтому с точки зрения белизкой компании, как Михаил сказал, наверное изменения не такие радикальные, но все-таки, как нам кажется, даже собственники и клиенты близких тех, кто пользуется белизскими компаниями, все равно могут на себе почувствовать этот негативный эффект со временем,  через те же самые банки.

    М. Зимянин: Я полностью разделяю такой же подход, что банки будут, по сути, выступать агентами такого контроля, чтобы избежать самим проблем. Банки не хотят иметь токсичные компании, которые что-то нарушают где-то. Вот мы сейчас видим, что многие банки начинают требовать раскрытие в России иностранных компаний, которые у них имеют счета и говорят: «Покажите, где вы закон соблюли». Для банков это становится  критично все больше и больше из-за процедуры автоматического обмена информацией, в том числе, которая содействует этому.

    Был вопрос насчет Кайман. Может быть, ты скажешь, что с Кайманами?

    «Какая ситуация для инвестиционных фондов на Кайманах?», — от Дмитрия.

    С. Назаркин: Там также как бы остаются юридические лица, поэтому закон о сабстенсе их касается в том числе. Как можно разделить в принципе все страны — это те, которые пошли по более жесткому пути и те, которые пошли по более такому консервативному пути.

    Кайманы относятся к тем странам, которые буквально дословно взяли из рекомендации ЕС все требования по созданию сабстенса, очень похожи на позицию BVI в этом отношении. то есть все эти виды деятельности, о которых говорили буквально полчаса назад.

    Да, они тоже все требуют создания сабстенса на Кайманах. Кроме того, там ответственность за нарушения даже выше, чем на тех же BVI.

    М. Зимянин: Наверное, многих интересуют Сейшелы, потому что Сейшелы — самая дешевая оффшорная юрисдикция, которая, так сказать, такая «допингующая» на этом рынке в этой индустрии, и у многих там компании, вот с ними, я так понимаю, ситуация пошла пока по пути Белиза, то есть только к лицензируемым видам деятельности относятся требования по фактическому созданию офиса.

    С. Назаркин: Абсолютно верно. По Каймановым Островам, может, стоило бы отметить еще один критерий, которого нет в законе BVI — это наличие реальных активов на Каймановых Островах. Мало того, что должны иметь штат сотрудников, так еще и  реальные активы.

    Сейшелы, безусловно, остаются по-прежнему достаточно привлекательными для тех клиентов, которые не занимаются банковской, страховой и иной деятельностью.

    М. Зимянин: Все-таки еще раз хочу свой скептический взгляд высказать: мне кажется, что времена этих простых оффшорных инструментов как бы проходят неминуемо очень быстро. К сожалению, для всех, потому что это было недорогое решение и заплатил там полторы тысячи долларов, и у тебя есть и компания, и счет в банке, и ты чувствуешь себя просто акулой международного бизнеса. Вот это время, к сожалению, проходит прямо на наших глазах, и сейчас, конечно, это все становится гораздо более дорогим, гораздо более сложным и опасным с точки зрения того, что при неумении обращаться с подобными инструментами последствия могут наступить достаточно быстро и достаточно плачевно для тех, кто эти инструменты неправильно использует.

    Этому свидетельствует и правоприменительная практика, которая сейчас в России активно происходит. Кто наблюдает за судебной практикой, вы, я думаю, прекрасно это все сами видите из юристов. Я уверен, что кто-то есть, кто нас слышит из юристов, и налоговые органы российские, если говорить про Россию, тоже весьма и весьма строго взялись за эту сферу. Поэтому нам кажется, что, в общем, надо уже смотреть на какие-то более такие мини-радикальные решения, то есть не просто безналоговая компания, а, скажем, низконалоговые компании, ну, например, на давно всеми любимом Кипре. Но если по каким-то причинам вам не нравится Кипр, ну, возьмите что-то там подобное. Возьмите Эмираты,  возьмите Гонконг, но создавайте там что-то реальное, создайте там офис, посадите там директора в этот офис с зарплатой. Попытайтесь сделать что-то, настроить с вашими консультантами, то есть здесь я уверен, что вам не обойтись без консультантов. Я понимаю, что консультант это статья расходов всегда нежелательная для, по крайней мере, представителей малого и среднего бизнеса. Поэтому они стараются все делать сами, как правило, и как можно меньше платить за какие-либо консультации.

    Но я боюсь, что чем меньше вы будете консультироваться с профессионалами, причем не обязательно с нами, есть и другие представители на в этом бизнесе. Просто призываем не пытаться заниматься этим самостоятельно, вот этими настройками, потому что, скорее всего, это будет результат неправильный, то есть вы не сможете сделать это сами эффективно, грамотно и правильно — так, как это следовало бы сделать, поэтому идите к консультантам и настраивайте свои структуры по-новому, потому что в противном случае вы просто несете повышенные риски. Вот я бы, может быть, в качестве такого одного из заключительных выводов хотел бы таких вот сделать.

    Вот кто-то из нас спросил: что с сабстенсом в Гонконге? Ты можешь как-то это прокомментировать?

    С. Назаркин: Безусловно. Ну вот как бы из нашей практики у нас, к сожалению, не было опыта создания офиса в Гонконге, хотя я знаю, что есть клиенты, даже наш клиент, который самостоятельно, в принципе, это делал, но это всегда сопряжено с каким-то реальным бизнесом в азиатском регионе, то есть это в силу того, что Гонконг дорогая страна, там недвижимость стоит очень прилично и, соответственно, там расходы могут быть вполне существенными на всю эту историю. Как правило, когда создают сабстенс в Гонконге, там же и открывают счета, потому что местные банки работают только при условии, что там управляющим по счету будет какой-то локальный человек с  местным ID.

    Гонконгский банк всегда может задать вопрос, может прийти, дать пояснение, ну и желательно конечно, чтобы это был не российский бизнес с  российскими корнями, но, тем не менее, то есть, как бы все-таки мне кажется, создание сабстенса в Гонконге не так, скажем, сделать просто как на том же Кипре.

    М. Зимянин: Надежду интересует, в первую очередь, не появились ли требования по созданию офисов? Я так понимаю, что где-то данный момент нет, так что надежда пока вы можете более спокойно к этому относиться. Но думать в этом направлении я вас призываю, Надежда, потому что всё к этому идет. Поэтому еще раз повторюсь, что если Вы хотите думать на более длинную перспективу, чем скажем 6–12 месяцев, то я Вам рекомендую уже об этом задумываться.

    С. Назаркин: Как правило, Гонконг выбирает тех клиентов, которые пользуются офшорным статусом.

    Офшорный статус говорит, что источники и управление компанией вне Гонконга. Поэтому в принципе создание сабстенса может повлечь изменения в налоговом статусе компании, да и необходимость уплачивать налог на прибыль там порядка 17%. В принципе не знаю, насколько это может в целом интересно для планирования, при каких тоусловиях вероятно – да, но вот наши клиенты, они относятся к безналоговым компаниям, которые не платят налоги в Гонконге.

    М. Зимянин: Ну вот опять же про Кипр вопрос: «Обязательно ли наличие на Кипре офисов или кипрские банки открывают счета компании без офиса?»

    С. Назаркин: Да если говорить обо всех других юрисдикциях, требует, а по кипрским компаниям практика — нет, не требуют на данный момент. Несмотря даже на то, что, в общем-то, у них были рекомендации со стороны регулятора, что они должны рекомендации соблюдать, они все равно не соблюдают.

    Там еще зависит от того, что вот если, скажем так, то есть увидели большой риск, опять же это какая-то деятельность связана с высоким риском, например, там интернет и какие-то интернет-казино.

    По сути, просто ввиду того, что клиент  не предоставил там полноценные profile по семье какой-то досье — да, банк может поместить в high-risk, соответственно, это повлечет следующем этапом запрос сабстенса, то есть это все на усмотрение банка.

    М. Зимянин: Про Данию, про датскую компанию можем сказать? Я так понимаю, что датские компании действительно мы знаем такой инструмент и торговое партнерство. У них нет и не было исторически офиса в Дании, естественно как это и всегда происходит а теперь у них возникла такая необходимость. Видимо либо со стороны Дании, либо со стороны банка у них требования, и они пытаются открыть офис где-то для такой компании. Соответственно на Кипре им отказали.

    С. Назаркин: У нас нет ответа. Датское партнёрство, оно точно также является юридическим лицом, оно может вступать  в правоотношения, в частности, заключать контракты.

    М. Зимянин: Значит дальше, я так понимаю, это все. Уважаемые коллеги, я надеюсь, что вам было интересно. Мы постарались как-то максимально раскрыть данную тему для вас, да и, в общем, большое спасибо Сергею за это выступление, за подготовку этой презентации. Повторюсь, что все это появится в доступе у нас на сайте, это будет на Youtube, презентации тоже будут и на сайте, и на Youtube. Также вы все получите эту презентацию на свои электронные адреса, которые вы оставляли при регистрации, так что у вас эти материалы останутся. Мы вам желаем удачного налогового планирования, желаем вам очень серьезно отнестись к вопросам дальнейшей работы с офшорными компаниями, зарегистрированными в тех зонах, которые мы сегодня обсуждали, ну и, в общем-то, в зарегистрировать не только в этих зонах, но и в любых других зонах, потому что я думаю, что вам нужно понимать, что это глобальная тенденция, если где-то остался какой-то тихий островок. Никаких гарантий, что там уже не готовится соответствующее законодательство. Причины очень просты — никто не хочет попадать в черные списки. Никто не хочет попадать в один список с Северной Кореей и тому подобными юрисдикциями. Поэтому юрисдикции вынуждены принимать подобные законодательства под давлением международного сообщества и Соединенных Штатов Америки где-то, в частности. Поэтому тенденция такова, и нужно просто это принимать и работать в направлении того, чтобы не возникали какие-то повышенные риски в связи с неправильным использованием оффшорных компаний.

    С. Назаркин: Я просто хотел бы добавить, что мы постарались как-то комплексно рассмотреть этот вопрос, вопрос создания сабстенса. Это как один из элементов важных сейчас, на текущий момент жизнедеятельности этих оффшорных компаний. Помимо всего прочего, есть и много других всевозможных изменений трендов, которые в мире происходят.

    Дадим какие-то советы рекомендации. Будем рады всех вас видеть у нас в офисе.

    Спасибо вам большое еще раз. Рады были всех видеть!

    Спасибо, всем до свидания!

    Есть вопросы? Свяжитесь с нами:

    тел: +7 (495) 787-71-17
    e-mail: moscow@amondsmith.ru

    Режим работы:
    пн. - пт.: с 9 - 00 до 20 - 00 (без обеда)
    сб. - вс. - нерабочие дни